Бука

(no subject)

Звоню я как-то отправить сообщение папе на пейджер.
Да, тогда у нас был телефон с Радио Трубкой, и у телефона были целых две выдвижных антенны невиданной длины и даже кассетный автоответчик. Радио Трубка работала лучше всего, когда антенны соприкасались между собой, но и это тоже было чудо. Серьезные проблемы были только с набором номеров, потому что клавиши были на Трубке, а она была, ну, Радио. И еще это было время пейджеров, и у папы был пейджер, а я отправлял ему сообщения.

И вот я такой звоню в Центр Отправления Сообщений на Пейджеры:

- Для номера три-семь-восемь-три-три, пожалуйста!
- Я вас слушаю.
- "Папа, позвони домой." Подпись "Вася".
- Что?
- Подпись "Вася"!
- Не надо звонить по "03" и говорить глупости.

Так вот, этот строгий и усталый женский голос, кажется, до сих пор живёт в моём сердце. Иногда слышу его среди ночи, иногда будто в шорохе листьев солнечным днём - и сразу хочется стать чуть серьёзнее и трезвее. Не надо звонить по "03" и говорить глупости.

Бука

(no subject)

Сегодня записывался в (на) студии и не сделал для себя никаких выводов и не узнал ничего нового. Ни единого откровения! Зрелость.
:3

Бука

(no subject)

На днях у меня прокисло молоко и я напёк блинов. Всегда так делаю! И всем повторяю, если жизнь даёт тебе прокисшее молоко - пеки блины. Кого другого может огорчить такое событие, но меня - никогда. Ну, почти никогда. Случается, конечно, что молоко не киснет, а портится каким-то неаппетитным способом и тут уж не до блинов. А бывает, что прокисает какое-нибудь особо близкое и дорогое мне молоко, и тогда даже обещание блинов не может обрадовать, и я в горести отправляю молоко в канализацию.

Словом, я напёк блинов. Напёк блинов (Так и хочется представить этот напёк существительным!) - это, конечно, преувеличение. Все, кто представил пышущую жаром блинную башню, могут перестать её представлять. Скажем, я испёк несколько блинов. Скажем даже, сославшись на сложный рельеф блинной поверхности и изменчивую форму блинных границ, что испёк я комплект галилеевых спутников Юпитера, несколько менее успешных спутников с ретроградными орбитами плюс пару лохматых комет в перигелии (вероятно, это был последний перигелий в их жизни). Короче, никаких башен или даже башенок. Да и не было у них никакого шанса изобразить хотя бы фундамент, потому что я ем блины со скоростью выпечки. И это даже если никуда не тороплюсь и, допустим, читаю захватывающую книжку! И такое вот гармоничное взаимодействие меня с блинами занимает, пожалуй, первое место среди преимуществ холостяцкой жизни. Хотя, там, конечно, не бог весть какая конкуренция: "Можно-жрать-блины-пока-готовишь" на полкорпуса обходит "Можно-играть-по-ночам-на-гитаре" и "Не-надо-ни-с-кем-разговаривать", которым, вероятно, потребуется фотофиниш.

То, что можно вкусно готовить для себя одного - это откровение последнего года. Нет, правда, очень важный шаг для меня! Вся хитрость в том, чтобы всерьез настроиться. Еда настолько прекрасна, насколько ты считаешь её прекрасной, и процесс готовки настолько важен и полон смысла, насколько - что? Правильно! Часто можно услышать что-то вроде: "О, да, эмм.. Неловко говорить даже, сейчас я не делаю ничего особенного, просто готовлю себе ужин... Но это временно, в будущем я планирую всерьез заняться мытьем посуды, думаю, я рождён для этого! Плюс висит пара проектов по мытью окон, ничего особенного, но есть потенциал для мм.. творческой реализации..." Ребята, не будьте как я год назад! Отдавайтесь кулинарии без сомнений и без остатка, пеките блинцы как в последний раз, как будто есть их будет король. И, поверьте, тогда они сделают вас королём!

Бука

(no subject)

Привет, ЖЖ!

Новостей полно. Во-первых, зря я купил новый тюбик мази для коленки - старый нашелся на полке под накладной бородой. И.А. пытается устроить меня на работу, а я волосы покрасил. Ну так он велел парик найти к интервью. Физики придумали конференцию на море, днём слушаю доклады, а по ночам играю на гитаре и купаюсь.

Что еще? Да ничего. Я так теперь это всё люблю, так волнуюсь, у меня от всех этих запахов, звуков, видов - просто голова пустеет, никаких забот. Только шерсть на загривке шевелится. Как бы не раствориться в море!
Бука

(no subject)

Я будто бы повзрослел что ли. Нет теперь таких воспоминаний, как в детстве, в виде цветных мультиков. Теперь как слоеные пирожки: из кучи разных моментов, склеены общей идеей. Кажется так, что и жить я люблю все больше. Каждый знойный день для меня - это немножко Болдер, когда вкус крови во рту - это немножко горы, с заложенным ухом - ныряю в Чёрное море, а снегопад - это с мамой по Малой Бронной с жёлтыми фонарями, и немного Тянь-Шаня, и капельку леса и лыж. Каждый дождь для меня немного Гренобль.

Тихо моросит с четверга по субботу, и тихо идешь и обходишь лужи, да и говорить-то не говоришь, потому что французского не знаешь. А всё вокруг ровного мокрого цвета. И ватой в ушах сплошной белый шум от шороха мокрых шин, и дождливо кричат трамваи. Снимешь шапку, и новые жаркие мысли шипя застывают под каплями. Остывшие, летят со звоном монетками и горстью ложаться на дне. Одна вот отпрыгнула, шлепнулась на асфальт и покатилась к решетке слива, нырнула в канализацию, ну а уж там -  бегом, бегом к вспученному Изеру и уплыла в Прованс.

А чего бы и не уплыть!

Пойду, в общем, выпью кофе.
Бука

По мотивам лекции М. Мамардашвили

Ничего не хочу, ничего не прошу, никого не виню, ни о чем не жалею. За окнами полдень, весеннний шум, конец марта, начало недели. Весна в этом году убеждает меня в независимости вселенной, в прекрасности мира и отсутствии между нами с ним долговых обязательств, контрактов и всех этих значительных пантомим. Я, петя бузукин, находясь чужом и нетрезвом теле, обладая фрагментами чьей-то памяти, заявляю, что мир мне совсем ничего не должен, что он существует сам по себе и сам по себе чудесен, насколько это возможно. Двадцать пятое марта, Москва, весна, нетвердая подпись и след от пальца.
Бука

(no subject)

- Какую активность вы предпочитаете, есть ли у вас компания и на какой бюджет вы рассчитываете?
- Шерон, я абсолютно один, я готов на все, а сейчас делю номер без окон с пятью хиппи. По ночам они скачут по кроватям и мешают спать. Удивите меня.
- Так... Кажется, я знаю. Сейчас на Уорарики киты выбрасываются на берег, работают группы спасения. Думаю, вы захотите присоединиться к волонтерам.
- Шерон, я вас люблю.
Бука

(no subject)

Кстати, хороший был год, не на что жаловаться. Надеюсь, больше таких не будет, а будут какие-нибудь другие.
Бука

(no subject)

Я сел в самолет, пристегнул ремень безопасности, завязал шнурки безопасности. Начал настраивать чью-то гитару. Заказал апельсиновый сок и лечу на восток. У всех Новый год, а я киномот: у меня теперь каждый год будет старый.
Что, что, кто? Кто в ответе за это?
У мальчика Пети выдалось отличное лето.  Он впервые поехал на море не с мамой, не с папой, а с братом и братиными друзьями. Я надеюсь, он не был для них обузой! Петя учился нырять и искать под водой ракушки, учился не спать, не бояться ночного моря и даже дружил с медузами. Он ракушки и кушал, и слушал, а самые красивые он отбирал, чтобы привезти своей маме в подарок.
Петины мысли прервал тройной удар колокольчика, который раздался, разбился, остался по всем железным дорогам: "Дун-дун-дун!" А приятный женский голос громко пропел:
- En arrivant à la station "Verdun Préfecture". Direction - Denis Papin.
И мир заполнился звоном трамвайных колес. Сегодня же Рождество! А я перепутал линии и еду куда-то к Denis Papin, хорошо что вышел за час и не стал в этот раз тратить время на café et un croissant.
Выйдет из трамвая Петя только в районе Университета, миновав Большой Харитоньевский переулок, Покровские ворота, Казарменный переулок, Воронцово поле и Яузские ворота, и Памятник Пограничникам Отечества, Метро "Новокузнецкая", "Третьяковская", "Павелецкая", Зацепскую площадь, Жуков проспект, магазин "Смесители", Завод имени Владимира Ильича, 1-й Павловский переулок, скорее, врача! Даниловский вал и Даниловский рынок, Хавскую улицу, кучу бутылок, Университет Дружбы Народов, Ул. Орджоникидзе, Метро "Ленинский проспект", Просп. 60-летия Октября, Бардина, Ляпунова, Губкина, Ульянова, 64-ую городскую больницу, Черемушкинский рынок, Драмтеатр, и, о! знакомые лица - на Метро "Университет" уже собрались все Петины друзья и знакомые, у них в руках таблички "Петя лучший!", у них на лицах улыбки, в глазах у них к Пете любовь и все кричат "Ура!" и все бегут вперед. И когда случится авария, Петя высморкнет соплю и выпятит губу. И убежит вдаль, размахивая руками и крича: "Non parlo italiano! Per favore!"
С Новым годом вас, Пети и Маши, будьте счастливы отныне и раз в неделю.
Бука

(no subject)

1. Смотреть Вуди Аллена мне понравилось, я еще посмотрю.
3. На комету посмотреть сходил.
2. Пост сочинил, но вышло так жалко, что ну его совсем. Пойду спать.
Бука

(no subject)

Планы на ночь:
1. Посмотреть Энни Холл.
2. Написать в ЖЖ иронично-элегичный пост.
3. Выйти на улицу искать комету ISON. Она зеленая, проблем быть не должно.
Бука

О чем я думаю, когда еду по Московской кольцевой автодороге.

Облака, облака, вы чего такие?! Облака до тревожного странные: низкие, тонкие, но плотно-темные, будто обрывки тряпья летят. А ветер - ууу! сильный! Облака клубятся и летят наискось от земли к небу. Такая погода, в целом, хорошо бы подошла к чему-нибудь неотвратимому, неизбежно-бесповоротному и необычайно возвышенно печальному. В моем аниме на фоне такого неба герой шел бы мстить за своих друзей. Ну или не шел бы мстить, а просто мужественно оплакивал бы потерю. Без слез, но с развевающимися волосами.

Я теперь так понимаю выражение "у природы нет плохой погоды": природа любому событию создаст идеальный фон. То есть она сама по себе всегда идеальный фон для любого события. Случилось что-нибудь хорошее - и солнце светит в глаз, и ты делишься с ним радостью, и она умножается. Или наоборот - дождь или даже снег. Но тебе-то тем веселее, потому что снег кажется тебе ужасно смешным, а уж снег с дождем - это будто старый друг бьет по плечу. А грустно тебе - и все равно солнце. Но теперь оно как-то по-другому выглядит, не хохочет на тебя, а ласково улыбается. Хотя зачем солнце, пусть, например, теплый вечер. Ну или холодное ветреное утро. С дождем, хехе, посмотрите, какая ирония! В любом случае можно свое настроение натянуть на всю эту красоту, как на вешалку, и будет славно, и хорошо будет.

Люби природу, она всегда даст твоим мыслям опору. Видишь ты дерево - полюби его!
- Вот ты, - скажи ему, - ты дерево, например. А я - я человек, и тоже хочу выполнять свое предназначение: быть свободным и любить.

Ах же ты, г-он траченый, рассказать тебе, зачем поворотники изобрели?!

Или лежишь ты и смотришь на звезды. Не вообще, а на одну какую-нибудь. Женского пола, конечно. Тогда - на Вегу, я других не помню. Она синенькая и холодная. Или нет, на созвездие. Пусть на Плеяд смотришь, на Семерых Сестёр. Я бы на них посмотрел, я их очень полюбил в этом году. Они крошечные и тем кажутся дальше и загадочней, но не выпендриваются и составляют вместе привычный вид ковша, только очень маленького. Вот я их сейчас вспоминаю и думаю им медленно и отчетливо:
- Вот вы - звезды, например. Прекрасные и загадочные. Если бы я всю жизнь потратил на то, чтобы придумать такие звезды, как вы - вряд ли у меня получилось бы лучше. А я человек, и пусть я ничтожнейший из смертных, но вы-то по сравнению со мной просто гавно. Что-что?.. Вот именно! Вы и говорить-то не умеете.

Одним словом, совершенно впустую погода пропадает, потому что никаких трагических и возвышенно-печальных мыслей нет и в помине. Я вообще последние пару дней не думаю почти, отдыхаю. Это очень славно, много думать все же вредно. Я теперь немного понимаю, почему меня мало занимают внешние обстоятельства! Да потому что я понял, что самые нехорошие вещи происходят, рождаются, живут, таятся - у меня в голове. И я теперь серьезнее отношусь к тому, что думать или о чем не думать, чем куда наступить. Потому-то мои новые чудесные ботинки так быстро потеряли товарный вид, и когда я показал их сегодня брату, он заржал и выразился в том смысле, что они выглядят так же, как и все предыдущие мои ботинки. Ну и пусть, завтра протру.

***

Надоел мне этот стиль до тошноты. А за окном полная луна и облака проносятся под ней совсем уж инфернально, аж дух захватывает. Отвернусь лучше.

Read more...Collapse )
Бука

О чем я думаю, когда иду от Новокузнецкой мимо Третьяковской на работу.

Если я встану на ноги ровно и опущу взгляд на свои новые чудесные ботинки, я увижу лишь cмутные очертания. Да и не очертания даже, потому что как раз все что угодно, кроме очертаний, я и увижу. Я никогда не переживал по поводу плохого зрения, хотя, возможно, относился к этому излишне символично. Ведь восприятие и погружение в физический мир так сильно ассоциируется именно со зрительными образами (надеюсь, слепые меня сейчас не читают, хаха), и вот блеклые пятна лиц, плывущих мимо, удачно проиллюстрировали мне слепоту и вялость моей души. А впрочем, я хотел бы сказать о другом.

События, которые тут и там происходят со мной, настолько мало меня занимают, что, порой, к событиям в жизни персонажей из книг я отношусь внимательней. Близоруко смотрю, как протек мой ботинок, как сломался дома компьютер со всеми моими, то ли чужими работами, щурусь немного и удивляюсь. Отправили в коммандировку, лишили надбавки, выдали премию, попал в ДТП, отвел детей на занятия, пролил на себя кофе из бумажного стаканчика, стало мокро и горячо, а потом мокро и холодно. Кофе-то, кофе я люблю или нет? Сегодня на меня набросились маляры в подъезде и всю мою новую куртку забрызгали белой краской. Я шел и думал, что мне нравится белая краска, что пятна её на рюкзаке очень живописны и надо будет как-нибудь попробовать специально пораскрашивать разные вещи. Еще я думал, что в измазанной куртке мне куда уютней, новые вещи мне жмут и теснят, я кажусь себе их недостойным. Думал, что мама расстроится, если узнает, и значит надо купить влажных салфеток. Еще думал, что хорошо бы об этом кому-нибудь рассказать, но так, чтобы было смешно.

На Третьяковской пела девушка, одетая как цыганка, но цыганкой она не была. Круглые темные очки выдавали в ней спрятанные за платком дреды и странное имя, вроде Эльзы, например. Она пела на одной ноте так: "Есть время рождааааться, и есть время умираааать..." Тут я упал на колени, прямо на мокрую мостовую упал, начал горько и сильно плакать и биться головой об эти чудесные ровные плиты. Вы давно ли были на Третьяковской? Все вокруг неё замостили диагональноми плитами: в какую бы сторону ты не шел, они всегда не вдоль или поперек, но под сорок пять градусов лежат. И скамейки. Когда еще был ремонт, я все надеялся, что может они когда плиты эти положат, вернут продуктовый ларек. Но нет, только скамейки и плиты эти, по диагонали.

Тут я понял, что на самом деле не бьюсь головой, да и колени у меня сухие, а я на самом деле уже шаркаю ботинками у дверей своего института. Я был однажды в детстве, и там я не очень ладил с шарканьем. То я шаркал сплошь и рядом, сшаркивая ботинки по дюжине в сезон, а то учился не шаркать и раздражался, если не получалось. А сейчас на мне такие чудесные ботинки, что даже шаркают они чудесно. Я никогда этого шаркания не жду, но каждый раз приятно удивляюсь: надо же, как приятно шаркнули, а я и не ждал!
Бука

(no subject)

А вот еще, не могу не поделиться!
Я проснулся сегодня, когда вертолет пролетел над детским садом. Представьте!
Бука

(no subject)

У меня есть мечта.
Вот я просыпаюсь как-то утром, а кругом хаос. Кругом - это, конечно, в первую очередь в интернете. Ну и на телевидении, наверное! В общем, все кричат, паникуют (они начали паниковать заранее, потому, скажем, что я проснулся часа в четыре пополудни). Катастрофа, всем грозит вымирание. Ну или не всем, а только моим друзьям, знакомым и некоторым врагам, которые думали, что можно меня ни во что не ставить, а вот я им.
И я такой спрашиваю:
- А в чем же дело, друзья?
- Мы все погибнем! - отвечают мне.
- Непременно?!
- Ах, непременно! Если только не найдется человек, который сможет найти дисперсионное соотношение для бегущей волны в линейной решетке, отладить изолятор Фарадея, сыграть и записать ирландскую джигу на гитаре, преодолеть бергшрунд, пробежать 20 километров на лыжах, а затем отжаться 5 раз в стойке на руках. И все это декламируя "Руслана и Людмилу"! Одним словом, мы обречены.
- Но постойте! - произнесу я, - ведь я - тот самый человек!

И все начнут восхищаться моими талантами, а потом я всех спасу. Но, разумеется, трагически погибну во время пятого отжимания (приблизительно на "Когда Рагдай неукротимый, глухим предчувствием томимый..")

http://www.youtube.com/watch?feature=player_detailpage&v=gi7gs4EGnCI#t=2370
Бука

(no subject)

Мои воображаемые друзья часто спрашивают меня:
- Вась, в чем секрет твоего душевного равновесия? Почему у тебя не бывает депрессий?

С радостью отвечаю: никакого секрета нет! Просто когда я вижу приближение дна, я начинаю жаловаться своим воображаемым друзьям: "Легче не становится, парни. Ле- гче не стано- вится! Помогите. Помоги- те!"  А они всегда утешают меня так: "Вась, даже если не станет легче, ты все равно рано или поздно умрёшь. Что ж ты ноешь, Вась?" Увещевая меня этими и подобными речами, они быстро возвращают мне былой оптимизм, и я вновь спешу дарить людям сладость и свет.

Оттого-то у меня и жизнелюбие, и цвет лица.
Бука

(no subject)

Чуть было не удалил этот журнал, а сейчас перечитываю и радуюсь! Ёлки-палки, исстрадался в поисках, чем бы себя обрадовать, а тут такой запас радости. Да и не какого-нибудь одолженного рафинада, а самой настоящей, моей!
Я классный.